20:51 

Сорняк.
Теперь думаю, что же я курила...


А он выращивал пластмассовые цветы на полиэтиленовой грядке. И не потому, что его вдохновила песня Виктора Цоя – та самая, про алюминиевые огурцы. Даже наоборот – он всегда избегал слушать песни таких странных исполнителей, не желая перенимать их загадочных мозговых тараканов. Он скользи взглядом по строкам, описывающим Маленького Принца. Знаете? Де Сент Экзюпери. Читал, и пытался понять, как мальчику удалось приручить Лиса.

А она ведь тоже похожа на Лиса. Не на Лису. Лиса – это нечто хитрое, изворотливое и уродливое внутри, не внушающее ему никакое доверие. Лис. Мало кто знает, что менталитеты самки и самца семейства «рыжих» разительно отличались друг от друга. А он знал. Он вообще был образованным мальчишкой. Только в детство все еще верил. Лис – это такое существо… Рыжее. Что еще? А черти их, этих лисов, знают. Но он почему-то был уверен, что если узнает о них что-то стоящее, то сможет и в ней разобраться.

Пока же ему оставалось только выращивать пластмассовые цветы на полиэтиленовой грядке, потому что она ненавидела вянущие розы. И розы вообще. А то, что пластмассовые цветы растут на кладбищах.… Ну так что же? Они не выбирали.

Может, в ином случае они росли бы на клумбах перед английскими особнячками, каждый из которых был бы своеобразным архитектурным памятником.

Памятником… и снова они. Пластмассовые цветы и памятники. У нее на подоконнике тоже стояла ваза с пластмассовыми цветами, засыпанными песком. Правильно. Почему бы и нет, если им не нужна вода? Но песок напоминал про песчаные пляжи острова Баунти. Он всегда хотел побывать на нем и пробежаться по золотистому песку. Пробежаться, упасть в воду и позволить ей затекать в приоткрытый рот и ноздри. Увидеть остров Баунти и умереть, потому что он никогда не сможет отпустить свой кокосовый рай.

Что до нее… Она всегда говорила, что у всего есть свое место. Место пластмассовых цветов – в земле, но вазе с землей не место на подоконнике. Поэтому она засыпала их песком, привезенным в пластиковой бутылке с пляжа под Феодосией. Но он всегда представлял, что желтые хризантемы засыпаны песком, с побережья Баунти.

Ему всегда казалось, что вазе одиноко на широком деревянном подоконнике, но пластмассовые цветы росли медленно, поэтому пока он не мог подарить ей вторую вазу, чтобы она наполнила ее песком с какого-нибудь пляжа под Саками, или обычной морской галькой с пляжа пансионата «Актер» в Крыму. Хотя… она наверняка решит, что красным пластмассовым макам не место в песке. Но он знает, что делать. Пластмассовые маки растут на полиэтиленовой грядке. Не поправляйте. Именно на грядке, потому что он имеет право выращивать для нее пластмассовые цветы где угодно.

Эти маки он подарит ей в вазе, набитой зелеными обрывками полиэтилена с грядки и тогда они будут на своем месте. Прав… Он ведь прав?

И тогда вазе с песком не будет одиноко на подоконнике, а ей не будет одиноко в своей комнате, потому что на подоконнике будут стоять две вазы с пластмассовыми цветами.

А через года между вазами она поставит их фотографию. Он даже знает, какой она будет. Фотография, напечатанная черно-белым принтером на блокнотном листе в клеточку формата А5. В простой железной рамке. На фотографии они будут Шляпниками – в таких же безумных костюмах невозможных, режущих глаз кислотных расцветок.
Он знает это, потому что сам подаст ей такую безумную идею
Интересно, кто-нибудь догадывался сделать обручальные кольца из китайского фарфора? Кольцо в виде чашки – фарфоровый ободок-ручка и маленькая такая белая чашечка – вместо положенного брильянта.
Наверное, нет, и тогда он будет первым. Впрочем, никто больше не ставил пластмассовые цветы в вазу с песком. Все любят эти пошлые алые розы в алюминиевых ведрах, которые здохнут через три дня.
Когда она поставит фотографию между двумя вазами с мластмассовыми цветами, он, улыбаясь, спросит:
- Что за желание я могу загадать?
Это уже не впервые. Он каждый раз спрашивал про желание, когда сидел на подоконнике между двумя вазами – одной, с песком и второй – пустой, потому что цветы для нее еще не выросли на полиэтиленовой грядке.
И она ответит, как и многажды прежде – серьезно и не задумываясь.
- Загадай, какие цветы вырастут под твоим памятником, - вот, что она ответит.
И он знал, каким будет этот памятник – волнорез. Единственный бетонный волнорез на острове Баунти. А на пляже, сквозь песок, прорастут желтые пластмассовые хризантемы. Такие, как в этой вазе. Она любит хризантемы и будет возвращаться в его кокосовый рай на острове Баунти, чтобы срезать малярным ножом четыре цветка и положить их на его волнорез.
Или не будет. Он ведь так и не узнал ничего толкового о том, как Маленький Принц приручил Лиса, как Безумный Шляпник покорил свою не менее сумасшедшую супругу Шляпницу, которой, возможно, и вовсе нет. Ну и к черту. А пока он будет выращивать для нее пластмассовые цветы, потому, что она ненавидит пошлые розы в алюминиевых ведрах

URL
   

Лисья Нора

главная